“Кремлеботы” и “Ахметкаботы”

Информационные войны. Еще две упоительные истории из жизни ботов — российских, “ольгинско-питерских”, и украинских, играющих на стороне Рината Ахметова. Вторую статью настоятельно рекомендую посмотреть на сайте, она снабжен любопытным иллюстративным материалом.

 

Первый материал из питерского журнальчика “СПб.Собака.ру”:

Городской типаж: блогер-пропагандист
sobaka 28 янв., 2015
Петербург прославился на всю Россию как колыбель информационных войн и «интернет-троллей», обосновавшихся в элитном жилом комплексе в Ольгино, позже переехавших ближе к центру города. Бывшая сотрудница этой организации на условиях анонимности рассказала нам, как устроена гигантская машина пропаганды и почему долго на такой работе не продержаться.

Вакансии в это великолепное место раскиданы по всем хэдхантерским ресурсам. Компании, которые ищут «копирайтеров» или «контент-менеджеров», фигурируют в них самые разные. Конспирация не срабатывает по двум причинам: везде указывается заработная плата 40-45 тысяч рублей и адрес «м. Старая Деревня / м. Черная речка». В вакансии дается минимум информации о том, кто, куда и зачем нужен – весь расчет на то, что столь высокая зарплата отобьет желание узнавать, куда ты намереваешься устроиться. Как выясняется позже, это работает: многие попали сюда после долгих и мучительных поисков работы, почти отчаявшись. Лично я, не так давно приехав из крупного областного центра и имея журналистское образование, в конце августа просто послала резюме по одному из десятков объявлений, размещенных на сайте поиска работы. Звонок с приглашением прийти на собеседование в медиахолдинг «Интернет-исследования» раздался через пару дней.

Собеседование я проходила в новом красивом офисном здании, что на улице Савушкина, 55, которое занимает четыре этажа. Попасть туда просто так с улицы невозможно: суровая охрана, турникетная система. Если у тебя нет пропускной карточки, то пишешь объяснительную, в которой указываешь свои паспортные данные.

Собеседование начинается с того, что тебе протягивают анкету. В ней указываешь свои данные, вплоть до места прописки, места фактического проживания, полную информацию о бывших местах работы, сведения о местах работы родителей и т. д. После чего тебе задают пару вопросов и просят «переписать» любую актуальную новость. Такое ощущение, что на работу берут всех, кто сможет доказать, что умеет писать и говорить на русском языке. При этом никакой информации о том, куда ты попала, не раскрывается: «медиахолдинг, несколько сайтов, нужно нарабатывать трафик, зарплата выше средней». Если ты до этого несколько месяцев не мог найти работу, то соглашаешься сразу же после слов «сорок пять тысяч рублей». Это базовая зарплата всех рядовых сотрудников – будь то «блогеры» (пишущие в ЖЖ и соцсетях), «контент- менеджеры», «СЕО-специалисты» или создатели патриотических «демотиваторов», которые именуются «иллюстраторами». Те, кто дослуживаются до более высоких должностей, получают больше – 55 000, 60 000 и т.д. Про личные политические убеждения при приеме на работу практически не спрашивают.

Первый рабочий день. С 9.00 до 17.30. «Ты должна сделать 20 новостей, уникальность — около 75%, новости должны быть актуальные, держи логин и пароль от сайта, за работу». Все напоминает школу – офисы очень похожи на «компьютерные классы», опаздывать даже на 2 минуты нельзя (за это штрафуют), уходить с работы нужно сразу после ее окончания и ни минутой позже. Всего, как я поняла, в холдинге 12 сайтов разных тематик, но все так или иначе затрагивают политику и Украину. Хоть «визиткой» считается «Федеральное агентство новостей» (звоня по телефону с работы, большинство сотрудников разных отделов представляются именно как сотрудники «ФАН»), большую часть трафика получает так называемое «новостное агентство Харькова» (иронично названное nahnews.com.ua). Сайт будто бы украинский, но все публикации делаются на Савушкина 55. Таких «украинских сайтов» в медиахолдинге несколько, в том числе и знаменитый сайт «Антимайдан». Прямых провокационных фейков такие фальш-сайты не делают, но переписывают новости в определенном ключе: например, сепаратисты переименовываются в «ополченцев». Работает «медиахолдинг» с июля 2014-го.

Первые дни ты просто не понимаешь, где находишься, зачем переписываешь эти новости, наполняешь ими сайты. Создается ощущение, что это какой-то социальный эксперимент или реалити-шоу: тем более, что в каждом оупенспейсе, где сидят примерно по 20-30 сотрудников, установлены камеры наблюдения.

Идеологической промывки мозгов или регулярного инструктажа не было, все очень просто и понятно практически всем, устроившимся на работу: про Путина плохо нельзя, ополченцы не террористы, «ну ты ведь понимаешь…». Такое ощущение, что все вновь пришедшие сами понимают, куда попали и как нужно писать, идеологический инструктаж если и проводится, то на уровне шеф-редакторов. Никаких планерок или общих собраний нет. Кстати о рядовых сотрудниках: чаще всего это приезжие из других городов, все люди с высшим образованием, весьма неглупые. Много совсем молодых людей неформального вида, с пирсингом или дредами. Условно сотрудники делятся на три категории: 1) «Мне платят и пофиг, кто это, я даже не в курсе»: у многих из таких семьи, кредиты и так далее, 2) «Да, я знаю, что это прокремлевская фабрика троллей, но к черту душевные терзания – платят и ладно», 3) «Я веду информационную войну против фашисткой хунты!». Последние в подавляющем меньшинстве. Пожалуй, свою работу искренне любят только они. В нашем отделе таких было, кажется, всего двое.

Сам «медиахолдинг» занимает лишь один этаж здания. На остальных сидят другие работники пропагандистского фронта: в том числе и те самые «тролли», которые прославились на весь Питер, собственно наемные острословы, забивающие всякий тред в соцсетях и блогах агрессивными комментариями. Работники «медиахолдинга» относятся к ним с ироний, граничащей все-таки с некоторой опаской. Лично мне не довелось близко пообщаться с «троллями», только видела их в курилке.

Непрофессионализм руководства «холдинга» чувствуется уже после недели работы. Главная цель – количество просмотров, посетителей. По плану их количество (на всех сайтах холдинга в целом) должно повышаться на 3 000 человек каждый день. При этом не учитываются выходные, праздники и т. д. – просто «пятилетку за месяц». СЕО-отдел, который должен продвигать контент этих сайтов, занимается банальным спамом (из-за чего ссылки многих сайтов блокируются в гугле и ВКонтакте). Учитывая, каким образом набирается персонал, это неудивительно.

Тем временем руководство трясет шефов сайтов, те требуют от своих работников «актуальных новостей», сотрудники пытаются первыми «переписать» новости ключевых информагентств России. Для повышения трафика берутся новости про убийства, изнасилования и прочий криминал в регионах России, сенсации шоубиза, про Пугачеву, Мадонну и т. д. Очень популярны новости про геев: понятно, что в негативном по отношению к ЛГБТ духе. Если упоминают феминизм, то обязательно с привязкой к украинским акционисткам Femen, не иначе. Но, тем не менее, главные новости каждого сайта – Путин, Крым, «Новороссия». При этом постоянно ведутся разговоры «мы на стартапе, нужно накручивать посещаемость, чтобы выйти на самоокупаемость за счет рекламы, это только пока мы живем на деньги инвесторов», но все это воспринимается с улыбкой. Потому что кто на самом деле эти «инвесторы», понятно даже самым наивным.

Решение уйти из «заповедника троллей» созревало достаточно долго. С одной стороны, я понимала, что такую, в принципе, непыльную работу с приличной для Петербурга зарплатой, будет сложно найти в условиях кризиса: не было ни одного дня на Савушкина, когда бы я столкнулась с непреодолимыми трудностями именно технического характера. Вопрос был в психологической тяжести этой работы. К декабрю от нервного напряжения у меня начал дергаться глаз, а по ночам я видела сны, в которых я все переписываю и переписываю новости про Путина и Украину. К тому же убеждений я придерживаюсь либеральных, среди моих знакомых есть немало оппозиционно настроенных людей, и в какой-то момент я поняла, что мне просто стыдно рассказывать, чем я занимаюсь. Все эти факторы перевесили соображения комфорта, и я с облегчением уволилась.

 

И о ботах Ахметова, работающих в уанете и рунете. Правда, учтите, что речь идет о событиях примерно двух-трехлетней давности, но думаю что и сейчас методы работы ботов в сети мало чем отличаются, поменялись лишь тематика (Новососсия, ко-ко-ок и т.п.) и некоторые подходы для работы с аудиторией. Также в этом материале приводятся пара полезных советов, как распознать ботов и как с ними бороться.

Как работают интернет-тролли и как их распознать: интервью с бывшим «ахметовским ботом»
Тимур Ворона 31 Января 2015
Недавно в редакцию AIN.UA обратился 23-летний киевлянин Алексей Кондаков. По его собственному признанию, в 2012 году ему удалось устроиться в компанию, которая занималась интернет-троллингом в интересах крупнейшего украинского бизнесмена Рината Ахметова. Главной задачей команды была порча имиджа другого олигарха — Игоря Коломойского, который также активно использовал интернет-наемников. По словам Алексея, рассказать о специфике работы ботов и троллей его вынудила активная гражданская позиция — сейчас в блогосфере, социальных сетях и комментариях под статьями в прессе активно действуют «кремлеботы». Кондаков решил поделиться с читателями сведениями о специфике работы ботов и троллей в интернете, а также о том, как их распознать и как с ними бороться. Пикантности моменту добавляет то, что после окончания карьеры «ботовода» Алексей уже успел поработать в структурах, связанных с Сергеем Арбузовым и Игорем Коломойским. Редакция AIN.UA не имела возможности проверить достоверность всех сведений, изложенных нашим собеседником. Тем не менее, мы решились на публикацию этого интервью, которое содержит немало полезных сведений об информационных войнах.

Вербовка и знакомство с новой профессией
Когда я был студентом, одна из моих знакомых писала диссертацию про влияние интернета и работу ботов. В процессе сбора материалов, она каким-то невероятным образом вышла на компанию, которая работала на Ахметова и занималась «ботоводством» в интернете. Компания была международная — сегодня они работали в Беларуси, завтра в Украине, послезавтра в России или еще где-то. И они предложили мне подработку на $150 в месяц.

Я не видел никого из них лично и не знаю имен и фамилий. Я несколько раз общался с ними по телефону, знаю, что их офис находился в бизнес-центре «Олимпийский», а деньги мне передавали через мою знакомую. Догадываюсь, что это был некий семейный подряд, потому что спустя какое-то время у проекта сменился шеф и им стал сын нашего прежнего начальника по имени Тимур. Кстати, «Олимпийский» — очень популярное место в среде «ботоводов» и, насколько мне известно, многие интернет-компании, которые занимаются ботами, сидят там.

Наша команда состояла из восьми человек и мы знали друг друга только по именам. Однажды, нам пришла в голову смешная идея устроить корпоратив, но потом мы поняли, насколько это нелепо. Уже тогда мы понимали, что занимаемся не очень хорошими вещами, которые портят наше интернет-общество.

Суть работы
Раз в день нам приходила рассылка со списком ссылок на статьи, которые нужно было комментировать, и тезисами, которые нужно вложить в голову обывателю. Нам сообщили, что мы теперь работаем на Ахметова, и нашим профилем станет металлургия и угольная промышленность. Каждая ссылка выделялась определенным цветом — зеленым или желтым. Зеленые линки были самыми важными, и их нужно было мониторить весь день. Желтый цвет означал обычный приоритет — по этим ссылкам нужно было следить за комментариями и отвечать в случае какого-то негатива в нашу сторону.

Для координации работы мы использовали Skype-чат, где договаривались о совместных действиях. Например, устраивали взаимные перепалки, разыгрывали сценки и всячески разводили народ. Я писал своим «коллегам» — «ребята, работаем там и там, я пишу комментарий и погнали». И после этого 3-4 человека устраивали разнос в комментариях. По популярному мариупольскому сайту 0629.com.ua могу сказать, что там было не меньше 50% ботов в комментариях. На YouTube-трансляциях и разных онлайн-чатах их было еще больше — там нельзя было идентифицировать комментатора и мы отрывались по полной. Доходило до того, что я заходил под несколькими аккаунтами одновременно и говорил сам с собой. У нас практически не было цензуры и нам было разрешено все, кроме личных оскорблений и «засвета».

Нормы и отчеты
У нас была недельная норма — 250 комментариев с человека. Лично я старался оставлять не меньше 50 комментариев в день. Каждый комментарий я «скринил» и этот скриншот вставлял в еженедельный отчет. Самые большие проблемы у нас были на сайтах с предварительной модерацией комментариев — во-первых, я не мог нормально сделать скрин для отчета, во-вторых, грамотный модератор мог распознать бота.

Раз в месяц нам отправляли документы с указаниями, как лучше манипулировать мнением людей. Мы, в свою очередь, старались писать осмысленные и длинные комментарии, потому что им уделяют больше внимания и они собирают больше ответов. Короткие реплики в стиле «лол што» или личные оскорбления никому не интересны и не провоцируют людей на дискуссии.

Помимо нас, PR-компанией занимался специальный аналитик, который мониторил ключевые сайты и отправляли нам ссылки и список тезисов. Иногда нам присылали по 50-100 линков в день, но было такое, что приходило и по 3-4. Первое время наши комментарии оценивали по «лайкам» от других пользователей, но быстро отказались от этой идеи, потому что мы научились накручивать эти «лайки» с помощью программ, меняющих IP-адрес.

«Виртуалы» и уход за ними
У меня было по несколько ботов в ключевых соцсетях — Facebook, «ВКонтакте», Twitter, «Одноклассники» и Livejournal. Мы сами создавали такие страницы — заходили в соцсеть, находили друзей друзей, брали у них фотографию, придумывали историю — и готово. Поначалу у нас не было опыта и нас часто «палили». Однажды в одной из групп «ВКонтакте» местные активисты выложили список всех моих виртуалов с призывом им не верить, но я как-то умудрился выкрутиться.

У нас были определенные обязательства по уходу за страницей — нужно было делать репосты, поддерживать страницу, «лайкать» посты других людей и так далее. Но нам было лень всем этим заниматься и мы просто делали репосты популярных материалов.

Распределение ролей
В команде нас было 8 человек — 5 троллей и трое «популярных блоггеров». Так называемые блогеры не занимались комментированием, а писали огромные статьи в ЖЖ и выступали «экспертами» в ряде вопросов. Самым раскрученным был stal_expert, которого тогда читало около 10 000 человек в сутки. Самое интересное, что этот чувак писал вроде бы и умными словами, но на деле он нес полный бред! Все это было нацелено на то, чтобы вразумительно объяснить те или иные действия Ахметова.

Еще у нас была «сотрудница «Метинвеста», которая играла роль «тупой п***ы» и писала милые посты о том, как они помогли детишкам и где она была вместе со своей замечательной компанией. Мы устраивали словесные перепалки на страницах наших блоггеров, репостили их статьи где только можно и накручивали посещаемость.

Войны олигархов
Когда начался дерибан «Коксохима», у нас началась жара. Мы вышли на «тропу войны» против ботов Коломойского и завалили весь интернет примитивными лозунгами в стиле «Беня продал Украину». Это было так же тупо, как и то, что «Правый сектор ест младенцев», но люди почему-то верили! Самое смешное, что у Коломойского было намного больше ботов, чем у нас, но мы как-то умудрялись побеждать в этом противостоянии.

Уже тогда было заметно, что Ахметов не хотел ссориться с Россией и всячески с ней сотрудничал. Я был патриотом еще до того, как это стало мейнстримом, и частенько в своих комментариях использовал слова «москали», «кацапы» и им подобные. Мне сразу же звонило начальство и просило удалить пост, чтобы не раздувать международный конфликт. Были случаи, когда мы писали от имени русских — «хохлы, давайте платите нам деньги за газ». Это было три года назад, я не придавал этому значения и честно верил в то, что Путин — крутой чувак. Знал бы я, как изменится ситуация…

Был случай, когда Коломойский договорился о чем-то с Россией, а Ахметов лоббировал отказ от российского газа и переход на коксовый уголь. Мы начали кричать на всех углах, что Коломойский продает страну России, хочет, чтобы мы по невыгодным ценам покупали газ, а у нас и так огромные долги. Попутно мы рассказывали, что уголь это наше все, критиковали государственные шахты и пиарили шахты, которые купил Ахметов. Мы писали — «да какой там уголь в госшахтах, вот в Краснодоне у Ахметова новое оборудование и модернизация!» Мы настолько часто использовали последнее слово, что я его до сих пор боюсь.

«Пипл хавает»
Эффект от нашей деятельности был огромный. Доходило до того, что многие журналисты писали материалы по тезисам, которые мы закидывали в сеть. Однажды нам даже удалось предотвратить Майдан в Мариуполе. Тогда в городе собралась критическая масса людей, который хотели зайти на ММК им. Ильича и разгромить его к е**ням, потому что он отравляет весь город. У Ахметова были огромные проблемы с мариупольскими заводами, местные жители устраивали митинги, марши и всячески возмущались по поводу того, что предприятия создают смог и отравляют воздух. Нам поставили задачу нейтрализовать этот негатив.

Мы сводили это все к ерунде, в стиле — «да вы все полные дебилы, накручиваете себя, я сижу, смотрю в окно и не вижу никакого смога», «какой же это митинг, если на него пришло три калеки» и так далее. По сути мы навязывали местным жителям мнение, что смога нет, когда на самом деле он был. Абсурдность ситуации состоит в том, что за год работы мы смогли убедить около 40% города в том, что их глаза врут и смог им только приснился.

Насколько я понимаю, Коломойский очень хотел прибрать завод Ильича к своим рукам, поэтому мы активно воевали с его ботами. Например, если те писали, что на предприятии не соблюдаются нормы безопасности и приводили в пример случай, когда там погибли рабочие, то я писал в ответ — «Что за бред, у меня вон батя работает на заводе, деньги платят регулярно, посмотрите на фотографию». Я шел на сайт «Метинвеста», находил первую попавшуюся фотографию работника в новенькой униформе завода и постил эту фотку в доказательство своих слов. И народ хавал! Как хавает до сих пор лозунги о том, что «Донбасс не станет на колени».

В политику мы особо не лезли, но иногда нам приходили задачи «похвалить» закон, который поможет Ринату Леонидовичу решать бизнес-вопросы. Зато уже тогда мы понимали, что Ахметов и Янукович по разные стороны баррикад и часто «гнобили» окружение экс-президента страны.

Как распознать ботов
Я не могу объяснить это словами, но в тексте бота всегда присутствует «пластмасса». Каждый день ты постишь множество комментариев и к вечеру мозги уже просто не соображают. Боты часто пишут полную ахинею — вдумываешься в слова, а там «конь, стул, 28». Еще один интересный момент — многие боты в конце текстов часто ставят точку, это какой-то особый пунктик у них. Российских ботов можно легко вычислить по незнанию местных реалий и сленга. Мой брат живет на Закарпатье и я часто провоцирую россиян фразами в стиле «найсеєбе та движуха». Они поймут только последнее слово, а фразу в целом не переведет ни один Google.

Нужно тянуть бота на диалог и просить подтвердить свою реальность. Они не смогут отказаться, поскольку им платят за комментарии. Моих двух «жительниц Мариуполя» часто просили выложить вид из окна или фотографию из города. Мне приходилось идти на риск и искать фото в интернете с риском «спалиться».

Если у бота есть свой аккаунт, то нужно смотреть на его историю комментариев и активность. Мы часто постили один и тот же комментарий к разным статьям на одном сайте. В соцсетях все еще проще — боты часто забывают указывать детальную информацию о себе — семейный статус, место проживания, дату рождения и так далее. Очень часто бывают нелогичные совпадения — например чувак из Череповца закончил университет Шевченко.

Вместо эпилога
В 2013 году я нашел нормальную работу и завязал с «ботоводством». Но в прошлом году мне позвонил мой бывший начальник Тимур и предложил принять участие в «PR-кампании» от Арбузова и в интересах России. Майдан тогда только начинался, а я и так уже работал на одно из медиа Арбузова, хотя мне очень не нравилась «политика правящей партии» и то, что творится в стране. Поэтому, несмотря на очень хорошие деньги — около $1000 в месяц — я отказался. Но я знаю, что моя старая команда все еще работает по украинскому направлению и часто встречаю знакомый почерк в комментариях на популярных сайтах.

Advertisements

One thought on ““Кремлеботы” и “Ахметкаботы”

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s